Spitfire LF Mk.IX Эзера Вейцмана

Материал из War Thunder Wiki
Перейти к: навигация, поиск
Spitfire LF Mk.IX Эзера Вейцмана
spitfire_lf_mk9e_weisman.png
Spitfire LF Mk IX Weizman main 1.jpg
360://https://wiki.warthunder.ru/images/c/c6/Cockpit._Spitfire_Weisman.jpg
Spitfire LF Mk.IX Эзера Вейцмана
Посмотреть в игре
МАГАЗИН

Описание

Spitfire LF Mk.IX — знаменитый британский самолёт, участвовавший во многих вооружённых конфликтах, начиная от Второй мировой, и заканчивая редкими столкновениями в Палестине и на Ближнем Востоке. Сама по себе, это довольно культовая машина, а учитывая пилота именно этой, то она становится ещё более значимой в историческом плане — управлял ею никто иной, как бывший (а тогда будущий) командующий ВВС Израиля, а после и президент этой страны, Эзер Вейцман. Этот человек запомнился в израильской культуре как один из самых неоднозначных политиков XX века: с одной стороны он имел образование как и у отца — агротехник, с другой — он был отличным пилотом, который одновременно отвечал за сопровождение бомбардировщиков и сбил несколько самолётов в ходе миссии, получив за это статус командира эскадрильи, а позже — как довольно радикальный политик, не шедший на компромиссы с оппонентами, резкие высказывания и крайне редко пользовавшийся правом на досрочное помилование заключённых. Позже, на рубеже XX-XXI веков пресса обнародовала материал о якобы получении большого количества денег, не зарегламентированных ни в каких документах, что навело общественность на идею о коррупции. Так или иначе, Эзер ушел в добровольную отставку в течении 6-ти месяцев пока шёл судебный процесс, завершившийся ничем. Заявление о выходе из правительства он написал 11 июля, а уже 13-го оно было одобрено. Сам же политик скончался в 2005 году.

Так или иначе, в игре представлен самолёт, на котором летал этот человек во время Войны за независимость в 1947-1949-ых годах. В частности, основным отличием от линейной версии в британской ветке развития является личная ливрея Вейцмана и наличие премиумных бонусов. В остальном это всё тот же проверенный "Марк 9", с большим расходом топлива на режиме WEP, довольно скудным боекомплектом на 20-мм пушках Hispano, но с огромной скороподъёмностью и отменной манёвренностью.

Основные характеристики

Летно-технические характеристики

Максимальная скорость
На высоте 4 878 м659 км/ч
Время виража15 сек.
Максимальная высота11 500 м
ДвигательRolls-Royce Merlin-66
Мощность1 330 л.с.
ТипРядный
Система охлажденияЖидкостная
Взлётный вес4 тонн

Силовая установка представлена рядным двенадцатицилиндровым V-образным двигателем на 27 литров, который выдаёт до 1330 л.с мощности. Это позволяет довольно лёгкому (всего 4 тонны), по сравнению с ранними реактивными истребителями и рядом поздних поршневых самолётов, разгоняться до скорости в 660 км/ч. Но за скорость необходимо платить: сама по себе машина разгоняется довольно быстро, однако на режиме WEP расход топлива становится чересчур огромным, что стоит учитывать в самом начале боя. Новичок с лёгкостью может просто выжечь весь авиакеросин ещё до того момента, пока долетит до места боестолкновения. Помимо прочего, у «Спитфаера» крайне жёсткие скоростные ограничения: если спикировать на противника и не рассчитать свои силы, можно запросто уйти за планку в 774 км/ч и потерять крылья. Помимо этого, есть ещё и не иллюзорный шанс потерять законцовки крыльев при резком вираже, например превышающим 13G. Это часто происходит, если по выходу из пике пилот решит сделать резкий манёвр вбок, стараясь довернуть до цели. А вот шасси имеет практически «стандартный» ограничитель в 290 км/ч.

Если затрагивать тему манёвренности, то можно с уверенностью заявить, что в вертикальном вираже перекрутить его будет крайне трудно: 15 секунд. А вот в горизонтальном уже возможно — данная цифра вырастает до 19 секунд, а это, уже можно сказать, среднее значение среди одноклассников. Так, например можно заметить такие же значения у японского Ki-84 Hei или советского Як-9УT. Однако по сравнению с ранними реактивными истребителями, эти показатели гораздо ниже, что позволяет вступать в виражный бой практически с любым реактивом на этом боевом рейтинге.

Практически все самолёты Supermarine Spitfire были рассчитаны на высотный бой, однако были различные модификации, например приставка с индексом LF у машин обозначала укороченный тип лонжеронов и самих крыльев. Это несколько повлияло на манёвренные качества и скороподъёмность, однако позволило повысить прочность конструкции. В целом, машина практически не отстаёт от одноклассников, оставаясь с ними на одном уровне.

Живучесть и бронирование

Экипаж1 человек
Скорость разрушения
Конструкции774 км/ч
Шасси270 км/ч

Живучесть у машины довольно посредственная. Все жизненно важные элементы самолёта расположены крайне уязвимо: маслобаки и водяные баки расположены либо в корнях крыльев, либо над и под мотором, притом ничем не защищены. Практически любое попадание по самолёту фугасными снарядами приведёт к утечке хладагента или масла. А если одной из этих жидкостей не будет, то можно практически «хоронить» машину: двигатель практически моментально начинает перегреваться и терять мощность. Причём это происходит крайне быстро. Если попытаться использовать WEP, то двигатель практически сразу начнёт выходить из строя. Потому настоятельно рекомендуется снижать обороты по принципу 10%: сначала ставятся обороты в 80%, после 10 километров снижается еще на 10%, но не ниже 48%, иначе машина начнёт сваливаться.

Говоря ещё о живучести и бронировании, можно отметить практически никудышную защиту модулей: защита двух топливных баков есть только сверху, 3-мм лист авиационного алюминия; также есть по два 3-мм листа у боезапаса авиапушек, практически бесполезных, ибо корни крыльев ничем не защищены– попадание туда просто оторвёт крыло, а этот лист никак не закрывает это место. Единственное, что является эталоном по бронированию — это массивная защита кабины пилота. Там и 6-мм и 7-мм бронеплиты позади сиденья пилота, и сами 5-мм бронелисты сиденья и спинки, и 30-мм бронестекло спереди. Проще говоря — просто отличная защита пилота. Единственное, что не защищено — фонарь кокпита, но это и понятно.

Модификации и экономика

Стоимость ремонта
АБ1 740 Sl icon.png
РБ2 300 Sl icon.png
СБ3 400 Sl icon.png
Обучение экипажа10 000 Sl icon.png
Эксперты320 000 Sl icon.png
АСы1 100 Zo icon.png
Исследование АСов1 050 000 Oi icon.png
Награда за бойАБ / РБ / СБ
Talisman.png 2 × 90 / 200 / 350 % Sl icon.png
Talisman.png 2 × 172 / 172 / 172 % Oi icon.png
Модификации
Лётные характеристики Живучесть Вооружение
Mods aerodinamic fuse.png
Обработка фюзеляжа
Mods radiator.png
Радиатор
Mods compressor.png
Компрессор
Mods aerodinamic wing.png
Обработка крыльев
Mods new engine.png
Двигатель
Mods metanol.png
Впрыск
Mods oil.png
Топливо 150 октан
Mods armor frame.png
Каркас
Mods armor cover.png
Обшивка
Mods ammo.png
bmg50_belt_pack
Mod arrow 1.png
Mods pilon bomb.png
FSBC mk.5
Mod arrow 1.png
Mods ammo.png
hispano_belt_pack
Mod arrow 1.png
Mods weapon.png
bmg50raf_new_gun
Mods pilon rocket.png
8-cm Flz.-Rakete
Mods weapon.png
hispano_mk2_new_gun

Вооружение

Курсовое вооружение

Боезапас270 снарядов
Скорострельность600 выстрелов/мин
Боезапас520 снарядов
Скорострельность750 выстрелов/мин

Курсовое вооружение на данном самолёте не столь эффективно, как это можно предполагать. Всё моментально становится понятным, если взглянуть на его состав: на борту стоят две довольно неплохие 20-мм автопушки Hispano Mk.II, но с малым боезапасом (135 снарядов на ствол), и всего два 12,7-мм пулемёта Browning M2 с общим боезапасом в 520 выстрелов. Для понимания, почему всё же данная машина несколько отстаёт от своих соперников, например от G.55, Як-9УТ или P-51H-6-NA, стоит разобраться по каждому виду вооружения:

20-мм авиационная автопушка Hispano Mk.II

Разработка французского концерна Hispano-Suiza под патрон 20х110 мм. Изначально разрабатывалась как наземный вариант для лёгких танкеток или стационарных орудий, однако с доработкой механизма подачи боеприпасов ленточным типом и компактизацией ударно-спускового механизма начала активно применяться как орудие ПВО и устанавливаться в самолёты. По своей сути, это доработанная версия Hispano 404, что являлась лицензионной копией Oerlikon FFS, но с большими доработками. Это чуть ли не основное орудие ВВС «Туманного Альбиона», ставившееся на огромное количество британских истребителей во время Второй Мировой.

Урон от данных пушек довольно своеобразный. Можно с уверенностью говорить, что данное орудие заточено на поражение именно воздушных целей, нежели наземных, и всё это из-за состава лент. Но сперва стоит разобрать наиболее важные доступные снаряды:

  • Б — бронебойный снаряд. Позволяет уничтожать технику с бронированием ниже среднего: лёгкие (при атаке в корму и крышу) танки и бронемашины (с любого ракурса). Средние танки подбить из этой пушки не получится ни с каких ракурсов — уровень бронепробития данного снаряда даже ниже, чем у аналогичных (бронебойных) боеприпасов мощных крупнокалиберных пулемётов (типа УБС или MG 131)
  • ОФЗ — осколочно-фугасно-зажигательный снаряд. Отлично справляется с плоскостями вражеских самолётов, без труда отрывая крылья и хвосты с пары попаданий, однако совершенно не способен пробить какую-либо бронезащиту (имеет очень чувствительный взрыватель, который срабатывает сразу после проникновения в верхний слой обшивки). Помимо этого, хорошо подходит для истребления вражеского ПВО или техники без защищённой верхней рубки.
  • ОЗ — осколочно-зажигательный снаряд. Хорошо справляется с внутренними модулями вражеских самолётов, попадание такого снаряда в топливный бак гарантированно приведёт к обширному пожару, как правило с фатальными последствиями для самолёта. По бронепробиваемости находится на одном уровне с практическим снарядом — со средних дистанций способен пробить лёгкую бронезащиту топливных баков, двигателей или бронеспинок.
  • Т – трассирующий. По своей сути является бронебойным снарядом, однако с меньшей массой, но со специальным составом, позволяющим отследить направление огня. Соответственно, бронепробитие у него меньше, чем у бронебойного, но больше, чем у практического. Подходит для уничтожения лёгкой бронетехники противника лучше, чем для уничтожения авиации.

Но вот сама набивка лент не позволяет полностью реализовать весь потенциал орудий:

Название Набивка Общее описание
Стандартная ОФЗ-ОФЗ-П-Т Базис, основная лента по умолчанию. Обладает посредственным уроном по защищённым целям и умеренным – по самолётам, часто вызывая возгорания баков или двигателей. Наличие трассирующего боеприпаса поможет скорректировать огонь по врагу, однако общая эффективность ленты падает из-за наличия практического снаряда.
Универсальная ОФЗ-ОЗ-Б-Т Как понятно из названия, универсал для поражения как наземных, так и воздушных мишеней. В ленте есть как бронебойный снаряд, способный неплохо потрепать наземные силы, так и трассирующий для калибровки огня и ОФ-боеприпасы для воздушного противника. Более подходящий вариант для новичка в совместных боях, способный дать примерное понятие баллистики и урона данных пушек.
Воздушные цели ОФЗ-ОФЗ-ОЗ-ОЗ Отменная и самая эффективная лента в Авиационных сражениях, однако не подходит для уничтожения наземных целей, включая ИИ-технику, поскольку урон против бронированных целей практически никакой. Благодаря отсутствию трассера можно устраивать неожиданные атаки с задней полусферы самолёта врага, особенно если тот занят преследованием и не проверяет свой хвост. Однако для новичков данная лента будет трудной в освоении, поскольку трудно будет скорректировать направление огня.
Наземные цели Б-Б-Б-ОФЗ-Т Полная противоположность предыдущей ленты, более заточена для уничтожения лёгкой бронетехники или САУ с открытой или полуоткрытой рубкой. Практически бесполезна против авиации, однако при удачном выстреле может уничтожить силовую установку или оторвать направляющую консоль рулей.
Трассирующая Б-Т-ОФЗ Золотая середина, «краеугольный камень» для данного вооружения. Имеет как неплохое бронепробитие, так и ОФЗ снаряд против самолётов. Помимо прочего, есть трассирующий заряд, что позволяет новичку концентрировать огонь на уязвимых модулях. Рекомендуется как основная лента на данном вооружении.
Скрытая атака ОФЗ-ОФЗ-ОЗ-Б Практически такая же лента, как и Универсальная, но Т заменён на ОФЗ-снаряд. Соответственно, возрастает урон против авиации противника.

Ещё одним важным качеством данного орудия является просто ужасная ненадёжность спускового механизма. При длительной стрельбе он часто клинит и перегревается, из-за этого стоит вести огонь лишь малыми очередями, что в совокупности и так с небольшим темпом стрельбы лишь увеличивает необходимость в точных единичных попаданий в критически важные модули. Гораздо сильнее эта проблема проявляется, если на самолёте стоит экипаж без экспертов и с не прокаченным перком ухода за вооружением: между залпами по 15-25 снарядов стоит ждать по 5-7 секунд, пока орудия полностью не остынут.

Интересный факт: ленточный механизм подачи снарядов был настолько плохим, что большинство пушек, произведённых как орудия для систем ПВО, просто провалялось на складах практически всю войну и поступали только по программе помощи польским партизанам или союзникам, где они ставились на лёгкие мобильные платформы, которые в основном использовались как мощные противопехотные орудия

По общим характеристикам данная пушка обладает отменной настильностью и довольно неплохими ОФ/ОФЗ снарядами, однако сильно проигрывает в бронепробитии, если сравнивать с аналогами, количеству снарядов и часто клинит при длительной стрельбе.

12,7-мм пулеметы Browning M2

Помимо автопушек, на самолёте установлены широко известные крупнокалиберные пулемёты системы Браунинга. Сами по себе это довольно эффективные орудия против слабозащищённых целей или вообще без брони, поскольку ленты довольно унитарны: там есть как БЗ снаряд, так и БЗТ, что помимо бронепробития повышает ещё и вероятность поджога. Так или иначе, на данной машине их всего два, с боезапасом 260 снарядов на каждый. Но есть несколько минусов, которые хочется сразу же выделить: во-первых, ленты, доступные для установки – ранние, с большим количеством практически бесполезных снарядов (например практический или чисто трассирующий снаряды), что значительно уменьшает эффективность в целом; во-вторых, это их малое количество, по сравнению с конкурентами на боевом рейтинге. Как пример, практически у всех самолётов США рейтингом от 4,0 до 6,3 их как минимум 4, что даёт им колоссальную огневую мощь при лобовых схождениях, позволяя просто «заливать» противника массивным свинцовым потоком. Тут же данная схема не пройдёт, поскольку масса секундного залпа просто очень мала, а скорострельность в 750 выстрелов в минуту не самый лучший результат. Потому настоятельно рекомендуется рассматривать данное вооружение как дополнение к 20-мм автопушкам, не более.

Что касается рекомендуемых лент, то тут всё довольно просто: если у игрока проблемы с определением линии стрельбы, то ему стоит брать Универсальную (БЗ-БЗ-БЗ-Т-З). Если подразумевается стрельба по слабо защищённым противникам, как например крытые тонкими листами САУ, то рекомендуется брать ленту против наземной техники (Т-Б-Б-Б-БЗ-З), у неё гораздо больше бронебойных снарядов в составе. Если есть необходимость в неожиданной атаке, то лучше использовать ленту для скрытной атаки (Б-БЗ-БЗ-З-З), которая будет эффективна как в неожиданном пикировании на противника сверху, так и в лобовых схождениях.

Подвесное вооружение

Список наборов (3)
Набор 116 x ракеты 8-cm Flz.-Rakete Oerlikon
Набор 22 x 250-фн бомба AN-M57
Набор 32 x 250-фн бомба AN-M57
16 x ракеты 8-cm Flz.-Rakete Oerlikon
В целом, британцы практически не рассматривали использование данных самолётов как штурмовиков априори, продумав подвеску только для одной 250-фн бомбы AN-M57. Однако у Израиля не было такой роскоши в суровых условиях постоянной войны с арабскими странами в секторе Газа и на западном побережье Иордана. Потому было принято решение на усовершенствование самолётов дополнительным подвесным вооружением. Хоть это сильно сказывалось на лётных качествах машин, другого выхода в то время просто не наблюдалось: страны Европы просто отказывались продавать что-то более совершенное, как например реактивные истребители и бомбардировщики. Да и в целом, практически никто не хотел продавать технику: часто, самолёты просто выкрадывали с авиабаз или покупали через подставные фирмы в других странах и переправляли их на побережье Средиземноморья.

Так что же можно было поставить после модификации израильтянами на данную машину?

Было решено установить второе крепление для авиабомб, при том места крепления первого переносились из центроплана на крылья. Это делало самолёт нестабильным из-за неравномерной нагрузки на крылья и смещения центра тяжести, потому было решено не устанавливать сальво-ограничитель на каждый боеприпас, а сделать его единым. Потому, обе бомбы уходили за раз. Боеприпас остался тот же самый – 250 (≈ 113 кг) фунтовая авиабомба AN-M57.

Нельзя сказать, что это мощная бомба: всего 58 кг ВВ заставляют класть их практически вплотную или на крыши танков. Конечно, разлёт осколков составляет 105 метров, но порой машины позднего периода Второй мировой способны пережить взрыв и в 7-9 метрах от них, как например Maus или Ferdinand. Хуже переносят подобные ситуации ранние ОБТ, как например Centurion Mk.1 или T-44, что уж говорить о колёсных танках Италии или Франции. Поэтому стоит сбрасывать бомбы практически вплотную, опираясь на старую методику бомбометания: как только техника противника уходить под капот самолёта, можно скидывать заряды.

В дополнение к простым авиабомбам было решено добавить пусковые установки для 80-мм НАРов, 8 cm Flz.-Rakete Oerlikon. ПУ были сделаны таким образом, чтобы пуск можно было производить одиночными залпами, однако прицельных приспособлений не было. Чаще всего, пилоты выпускали по 2-3 ракеты практически наобум, пытаясь примерно попасть по танку. Теперь о ракетах: произведены в Швейцарии, фирмой Oerlikon-Bührle. Разрабатывались с 1947 по 1952, а стояли на вооружении до 1991-го. В зависимости от типа боевой части (ракета могла быть разобрана на 3 части, и собрана уже с другой БЧ или заменённым двигателем), могла быть как фугасной, так и кумулятивной. Однако поставки в Израиль осуществлялись только с кумулятивным вариантом. Из себя они представляют 10-кг болванку с БЧ, массой в 1 кг, с контактным взрывателем. Максимальная скорость – 650 м/с, что очень близко к американским ракетам HVAR, и потому у них крайне схожая баллистика. Бронепробитие составляет 300 мм по всем плоскостям, что довольно неплохой результат для данного боевого рейтинга. На одном крыле располагалось до 8 ракет, что делало из манёвренного самолёта довольно неплохого штурмовика против техники врага.

Соответственно, есть возможность подвесить как только ракеты или бомбы, так и их вместе. Однако стоит помнить о том, что машина тогда сильно теряет в управляемости и значительно набирает в весе: можно вполне легко «вписаться» в землю, не рассчитав свои силы.

Так или иначе, штурмовик из данной машины, можно сказать, вышел «по нужде» − ЛТХ просто не позволяют хоть как-то вести воздушный бой с вражескими истребителями, если на пилонах есть подвески, а выйти из крутого пике порой крайне трудно. Потому настоятельно рекомендуется избавиться сначала от самого тяжёлого − бомб. После этого машина становится более податливей, а встреча с землёй – более иллюзорной. После можно спокойно отрабатывать по целям из ракет.

Применение в бою

Тактики боя для «Спитфаера» разнообразны. Так, одна из них — это «Соколиный удар» или «BoomZoom». Пилот может забраться на высоту 4500–5000 метров и совершать резкое пике на противников, ввязавшихся в манёвренный бой с союзниками, и потом вновь забираться на ту же высоту в поисках следующей жертвы. Однако при такой стратегии стоит опасаться того, что вас могут атаковать сверху другие игроки на самолётах с хорошим климбом, как например поздние «Мессеры» или японские машины. Помимо этого, на данном самолёте не стоит вступать в восходящую спираль с мощными поршневыми самолётами, как пример – F2G-1, так как они могут легко выйти из неё благодаря мощности, а израильтянин начнёт сваливаться.

Не стоит забывать о превосходном пушечном вооружении, идеально подходящим для лобовых атак. Мало кто из противников может пережить огонь из 20-мм автопушек Hispano, не понеся серьёзных повреждений. В купе со скрытной лентой, это делает его по настоящему опасным противником в лобовых атаках.

Также, на данном самолёте можно с лёгкостью отыгрывать роль охотника на бомбардировщиков. Стратегия едина для всех: самая уязвимая их зона — это брюхо самолёта. Достаточно держаться ровно под ним и изредка выходить на огневую позицию. Самая приоритетная цель — его двигатели. Если вывести или, что ещё лучше, поджечь несколько из них, он точно не дотянет до аэродрома. Однако, чаще можно просто оторвать ему консоль крыла. Главное — следите за перегревом орудий! Если они заклинят, отбиваться от противников придется всего двумя 12,7-мм пулемётами!

Если рассматривать этот самолёт в качестве штурмовика, то приоритетными целями для нас становятся ЗСУ и техника, включая как легкобронированную, так и средние танки. Естественно, для начала стоит разобраться с противовоздушной обороной противника, не давая им шанса сфокусировать свой огонь на вас. Однако делать это стоит крайне осторожно — «Спитфаер» довольно медленный на развороте и в него легко попасть. Против ЗСУ будет идеальна стратегия, когда пилот на бреющем полёте делает заход, ведёт огонь по цели или сбрасывает бомбы и также на бреющем полёте уходит, активно маневрируя. После того как ПВО противника будет уничтожено, можно взяться за другие легкобронированные цели, однако для них стоит применять другую стратегию. Делать заход на цель рекомендуется с высоты в 1000 метров и под углом примерно в 60-70 градусов. Не стоит бояться о затяжелении рулей высоты. Выходить из пике можно примерно на 450 метрах до цели. Помимо этого, можно проводить ракетные атаки, летя к цели примерно на 20-30 градусах. Это, конечно, скажется на уроне по нему (например, ракета попадёт не в боевую рубку, а в МТО), однако так будет гораздо проще и безопаснее целиться по технике.

Достоинства и недостатки

Подводя краткий итог для данного самолёта, Spitfire LF Mk.IX можно отнести к неплохим премиальным машинам для стартовой прокачки дерева авиации. Но для новичков этот самолёт будет не самым лучшим выбором: ненадёжные и клинящие от частого перегрева 20-мм автопушки, довольно посредственная максимальная скорость и жёсткие скоростные ограничения не делают ему хорошую репутацию среди игроков. Однако для тех кто уже попробовал британскую авиацию и понял в чём именно находятся скрытые «сюрпризы», это не будет какой-либо фатальной проблемой. А вот новичкам всё же придётся набить себе «шишки», пока они не научатся понимать машину. Проще говоря, данный самолёт больше подойдет для более опытных пилотов.

Достоинства:

  • Наличие премиальных бонусов
  • Довольно неплохое подвесное вооружение
  • Отменная манёвренность в вертикальном вираже
  • Довольно точные 20-мм автопушки с неплохим уроном по авиации
  • Одни из самых лучших ЛТХ среди машин в низковысотном бою


Недостатки:

  • Довольно посредственная живучесть
  • Проблемы с перегревом и клином вооружения
  • Огромный расход топлива на режиме WEP
  • Жёсткие ограничения по флаттеру и перегрузкам
  • Малый боезапас, требующий ведения прицельной стрельбы
  • Низкая скорость перекладки с крыла на крыло

Историческая справка

В исторической справке речь пойдет скорее не о самолёте, сколько о его владельце. Итак, Эзер Вейцман — максимально противоречивая личность: с одной стороны — бравый лётчик, участник Второй мировой, Войны за Независимость, генерал ВВС Израиля, племянник первого президента страны, а впоследствии – и сам ставший вторым президентом своей родины. С другой — вспыльчивый, практически яростный человек, не брезгующий никакими методами для получения того, что он захочет; политик, который не редко занимавшийся подкупом и подковерными интригами и заговорами, игнорированием мирных договорённостей и шантажом даже лидеров других мировых держав; выкрадывал секретные новинки с баз египетских ВВС, как например широко известная операция «Алмаз»; часто прибегал к «радикальным» мерам, предложенным Моссадом по вопросу поимки бежавших в страны Южной и Северной Америки бывших офицеров Третьего Рейха; а после своей отставки со второго президентского срока по причине подозрений в коррупции и взятничестве на сумму примерно в 4 млн. шекелей (а это просто огромные цифры для экономики Израиля), он всё ещё имел огромное влияние на политику страны, несмотря на то, что Израиль – парламентская республика.

Смотря на послужной список этого человека, крайне трудно понять, кем он был на самом деле – патриотом, или просто дорвавшимся до власти человеком. Так или иначе, для лучшего понимания нужно заглянуть в историю.....Российской Империи.

Итак, 60-ые года XIX века. Полесье, территория Белоруссии. Город Мотоль, в 45-ти километрах от Пинска. Небольшая свадьба довольно молодых людей, практически подростки по современным меркам: 16-летний «муж» Эйзер и его 14-летняя «супруга» Рохел-Лея. Для того времени, учитывая ещё религиозный аспект молодожёнов, это было нормой. Но интересна фамилия главы семейства — Вейзман (в последствии, она стала более благозвучной, Вейцман). Как семья, они стали довольно уважаемыми и обеспеченными членами еврейского сообщества на территории нынешней Белоруссии/Украины: Эйзер занимался заготовкой и продажей леса, держал артель из мужиков, в последствии став довольно умелым торговцем, сплавлявший дерево реками Припятью и Пиной в Данциг, как топливо и материал. Так или иначе, он получил образование, уважение и практически постоянно избирался на пост старейшины родного города, Пинска. Помимо прочего, он оставался и любящим отцом своих детей. Он много времени отводил их воспитанию и образованию, часто занимал их полезной нагрузкой по его торговой деятельности. Так, получилась довольно из ряда вон выходящее событие по меркам того времени: девять из пятнадцати его отпрысков получили высшее образование. Для тех времён это было крайне необычно. Особенно для еврейской семьи.

Так или иначе, с началом 20-го века их дом в Пинске стал неким «местом притяжения» для евреев, бегущих от погромов и гонений из разных уголков мира: кто-то приезжал из Польши и стран Европы, кто-то из России (вплоть до 1917 года, когда монархия пала, в стране были крайне жёсткие антисемитские законы и меры; большинство из них часто игнорировали как раз на западе РИ, где и проживала семья Вейзманов). Уже в то время молодое поколение евреев задумывалась о том, что неплохо было бы получить «своё место в мире», т.е. появились сионисты. (Сиони́зм (ивр. ‏צִיּוֹנוּת‏‎, цийону́т — от названия горы Сион в Иерусалиме — политическое движение, целью которого является объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине — в Израиле (Эрец-Исраэль), а также идеологическая концепция, на которой это движение основывается.) И сама семья довольно сильно поддерживала подобные взгляды, потому в дальнейших её планах был переезд в Палестину.

Так, в Пинске образуется одно из самых больших, по тем временам, сообщество евреев. Но, по трагическим обстоятельствам, в 1911 году погиб отец семейства, Эйзер Вейзман. Это сильно сказалось на его супруге, которая вместе со старшим сыном уехала в Варшаву, пытаясь отстраниться от прошлой жизни. Но все её планы прервала Первая Мировая, из-за чего она была вынуждена вернуться сначала в Пинск, а после – в Москву. После переворота в стране, когда страна явно потеряла свою стабильность, все остатки семьи выехали в Хайфу, город в Палестине. Этим процессом, кстати, руководил дядя нашего героя, Хаим Вейцман (как раз в Палестине они и слегка изменили фамилию на Вайцман), будущий первый президент Израиля. Но ранее, в 1914-ом, там обосновались часть детей Эйзера, включая Йехиеля, отца будущего лётчика-аса и седьмого правителя страны.

Итак, кто же этот человек, и почему его стоит рассмотреть отдельно от всей обширной семьи? Йехиель Вейцман — самый младший ребёнок, родился в 1892 году. Любимец всех в семье и крайне одарённая в некоторых аспектах личность. В частности — сельское хозяйство. В 1911 году его отцу получилось сделать невозможное — устроить своего сына в Берлинский университет им.кайзера Вильгельма. Почему это было невозможно? Потому что ещё в 1890-ых начали набирать обороты антисемитские движения в Германии. Жить, не говоря уже об образовании, там было довольно тяжко: нередки были погромы лавочников, часто устраивались гонения из-за домыслов местных о всяких «колдунских» заговорах и прочее. Потому Эйзеру пришлось крайне сильно попотеть, чтобы его сын смог устроиться на обучение. Так или иначе, в 1914-ом он заканчивает трёхгодичные курсы агротехника и сразу же уезжает в Палестину под Британский мандат, где работает по востребованной профессии. Уже в 1920-ом, к моменту воссоединения с семьёй, он становится замдиректором отдела сельского хозяйства и рыболовства в правительстве Британского мандата. В том же году он обвенчался с Идой Кришевски, уже коренной жительницей Палестины. Они жили в Тель-Авиве, где и родились дочь Яэль и сын Эзер, названный в честь деда, но затем переехали в Хайфу. В 1928 году Йехель возглавил компанию «Химическая правительственная промышленность», продукция которой обеспечивала потребности в удобрениях и других химических материалах весь регион Ближнего Востока, а в Хайфе находилось её центральное отделение. Впоследствии Йехель Вейцман стал одним из крупнейших промышленников Палестины и принял участие в застройке района Тель-Монд.

По характеру он был жизнерадостным и миролюбивым человеком, который, даже не смотря на сильную занятость, часто проводил время с семьёй. Он, как и его отец, часто потакал увлечениям своего сына, стараясь развить из его талантов что-то, чем можно было бы зарабатывать себе на хлеб насущный. Конечно, часто возникали конфликты на почве того, что сын буквально убегал из школы, поскольку ему не нравилась учёба от слова совсем. Но вот авиация....

В 16 лет юноша, благодаря финансированию со стороны отца, попадает в лётный клуб, попутно поступая в Хагану на курсы молодых командиров, ведь на дворе идет 1939 год и все отчетливо понимают, что скоро будет что-то крайне нехорошее: в Германии у руля власти стоит крайне жёсткий и эксцентричный молодой политик-антисемит по имени Адольф Гитлер, а главы Франции и Великобритании практически ничего не могут ему сделать; в Испании путём гражданской войны приходят к власти франкисты, в СССР полным ходом набирает обороты Зимняя война с Финляндией и оттуда бегут огромное количество евреев от войны, гонений и коллективизационных перегибов. Так или иначе, молодой лётчик заканчивает свои курсы и спустя 3 года совершает свой первый полёт на британском самолёте Fairy Swordfish Mk.I. На дворе стоял 1942 год.

Шла Вторая мировая война, и Эзер, восемнадцатилетним юношей, пошёл служить в Британские Королевские Военно-воздушные силы. Он сразу же подал заявление о зачислении его в лётное училище, но получил отказ. Тем не менее надежда летать не оставляла его, и Эзер, изменив тактику, подал рапорт о переводе в боевые части. Он попал в Африку во вспомогательную часть под Эль-Аламейном. Там служил водителем грузовика, доставлявшим боеприпасы на аэродромы, с которых британские ВВС совершали боевые вылеты и атаковали части корпуса Роммеля. Отчаянный парень с постоянной смешинкой в глазах нравился английским офицерам, и однажды кто-то из них подписал одно из его бесконечных заявлений о зачислении в лётную школу.

В конце 1943 года Эйзер успешно окончил лётное училище в Родезии и вернулся в Египет, откуда его часть была переброшена в Индию. Здесь он летал на устаревших к тому времени истребителях «Харрикейн» и прослужил до 1945 года. В конце войны его подразделение базировалось в Бангалоре. Отсюда британские ВВС, в том числе и эскадрилья, в которой служил Эзер, совершали боевые вылеты в Бирму, поддерживая наступление наземных войск. Ему довелось участвовать в боях с японцами.

Каким он был, военный лётчик Эзер Вейцман? К концу войны ему едва исполнился 21 год. Спустя много лет, сценаристам, снимавших о нём фильм, дал интервью бывший командир его эскадрильи. На вопрос, отличался ли Вейцман чем-то от других пилотов, он ответил: «Да он был таким же, как все. Их интересовали только три вещи: самолёты, девушки и выпивка. Моя задача состояла в том, чтобы они эти свои интересы не совмещали». Похоже, поговорку, бытовавшую когда-то в Красной армии «Там, где начинается авиация, кончается дисциплина», в то время вполне можно было применить к любой армии мира.

После демобилизации в 1946 году, Эзер остался в Англии. Он поступил на авиационные инженерные курсы, которые через год закончил, и одновременно продолжал летать на самолётах различных частных клубов и компаний.

Примерно в это же время он вступает в Эцель (еврейскую боевую подпольную организацию, действовавшую на территории Палестины с 1931 по 1948 гг)., и здесь самым серьёзным его заданием была ликвидация генерала Баркера. В своё время, после взрыва гостиницы «Царь Давид», будучи командующим британскими силами в Палестине, генерал Баркер объявил еврейскому подполью настоящую войну. Однако выполнить это Эзеру так и не пришлось, по каким-то причинам Эцель отказался от своих планов.

Свою авиацию в Палестине начала создавать ещё Хагана (сионистская военная подпольная организация, существовала с 1920 по 1948 год). К началу Войны за независимость 1948 года эта авиация насчитывала не более двух десятков допотопных машин, из которых меньше половины могло летать. Боевых среди них не было вообще, и чтобы как-то это компенсировать, на старых пассажирских «примусах», как их звали лётчики, монтировали пулемёты и самодельные бомбосбрасыватели. Но даже в таком виде они никаким образом не могли противостоять новейшим самолётам противника, так что их применение было ограничено воздушной разведкой и доставкой грузов в изолированные районы.

Первым сёрьезным испытанием стало сопровождение транспортного конвоя в осаждённый Иерусалим. Участвовало в этой операции шесть самолётов. Несмотря на шквальный огонь с земли, они бомбили противника, обстреливали его из пулемётов, а своим сбрасывали продовольствие и боеприпасы. За двое суток было сделано 37 боевых вылетов. Но эти атаки особого ущерба арабам так и не нанесли, и конвой, вероятно, был бы уничтожен полностью, если бы в дело не вмешались англичане. Всё это лишний раз подтвердило – продолжать войну с такой техникой невозможно, и правительство срочно усилило поиск вариантов для закупки новых, более серьёзных машин.

Эзер Вейцман возглавил эскадрилью, состоящую из двух «Остеров» – английских самолётов связи, снятых к тому времени с производства. Вооружение их состояло из личных стволов пилотов, гранат и самодельных бомб, изготовленных из водопроводных труб. Основной целью этой эскадрильи была поддержка еврейских анклавов в пустыне Негев.

В 1948 году из Чехословакии начали поступать новые «Мессершмитты» фирмы «Авиа» и оставшиеся после Второй мировой войны английские «Спитфайры», а так же из менее массовых источников, разные, но боеспособные самолёты. Эзер оказался одним из первых израильских пилотов, командированных в Чехословакию осваивать новую технику. Командировка была недолгой, а боевые вылеты начались сразу после возвращения.

На базу Экрон, или Тель-Ноф, как она сейчас называется, он прибыл 21 мая вместе с первой партией новых истребителей, из которых была сформирована первая эскадрилья № 101. А уже 23 мая едва не состоялось их боевое крещение. Неподалеку от базы, в деревне Хульда, два египетских «Спитфайра» атаковали штаб израильтян. Вейцман успел запрыгнуть в свой «Мессершмитт», но взлететь так и не смог – взлётную полосу перегородил непонятно как оказавшийся там автомобиль.

Через неделю под Ашдодом возникла критическая обстановка и потребовалась срочная поддержка оборонявшихся там частей с воздуха. На задание вылетели все четыре новеньких «Мессершмитта», вели их Лоу Ленарт, Моти Аллон, Эзер Вейцман и Эдди Коэн. Несмотря на сильный заградительный огонь, они успешно отбомбились, а после поливали противника свинцом из пулемётов и пушек, пока не расстреляли весь боезапас. Из четырёх самолётов, хотя и с пробоинами, но в рабочем состоянии вернулись два. У Аллона на аэродроме не сработал один из тормозов, и машину сильно повредило, а самолёт Коэна был подбит и взорвался при посадке.

Уже следующим утром Эзер Вейцман и Мильтон Рубенфильд на уцелевших машинах вылетели на очередное задание. Они обстреляли наступавшую на Нетанию иракскую механизированную колонну и сбросили бомбы на железнодорожную станцию Тул-Каррем. Вейцман на своём самолёте, получившем в этом бою пять пулевых пробоин и удар птицы, успешно возвратился на базу. Рубенфильд тоже вернулся, правда пешком и спустя сутки. Его самолёт был сбит, то ли зениткой, то ли осколками собственных бомб. Он успел выпрыгнуть с парашютом, но приземлившись, вынужден был доказывать местным жителям своё еврейское происхождение. Отметив такое, не совсем удачное возвращение, друзья решили прокатиться по взлётному полю на мотоцикле, однако вскоре перевернулись и Эзер сломал руку.

Впоследствии ему довелось летать на самых разных машинах, и совершать как боевые вылеты, так и разведывательные. 19 ноября 1948 года Эзер Вейцман на «Спитфайре» и Митчелл Флинт на «Мустанге» совершенно неожиданно появились в небе над Сирией и засняли аэродромы с не зачехлёнными самолетами в Дамаске и Шах Эль Шахре. В марте 1949 года Эзер принял участие в бою над Суэцким каналом, когда четвёрка израильских «Спитфайров» столкнулась с восьмёркой британских машин, в результате чего четверо из восьми так и не вернулись на базу. А в апреле, после гибели Моти Алона, Эзер Вейцман стал командиром уже знаменитой, к тому времени, сто первой эскадрильи.

К лету сорок девятого Война за независимость закончились впечатляющей победой Израиля. Из небольшой группы мало приспособленных к боям «примусов», его ВВС выросли в серьёзную для региона силу, примерно в 100 боевых машин. Хотя не только авиация решала исход сражений, но её своевременные и зачастую агрессивные действия, безусловно, внесли в это весьма значимый вклад. А тактика переброски эскадрилий с фронта на фронт свели к минимуму все преимущества арабских ВВС. И конечно, не последнюю роль в этом сыграло мастерство пилотов, большинство которых были непосредственными участниками Второй мировой войны.

Жизнь непредсказуема, и порой случается так, что вчерашние враги, встретившись после войны, сидят и мирно беседуют за стаканом виски. Что-то подобное произошло и с Эзером. В 1950 году он был назначен начальником оперативного отдела штаба ВВС, а затем откомандирован на учёбу в Английскую военно-воздушную академию. На одном курсе с ним учился капитан – лётчик египетских ВВС. Как-то после занятий он подошёл к Эзеру и приветливо улыбнувшись, представился:

–  Гамаль Афифи. В эту войну я семь раз летал бомбить ваши базы.

– Вообще-то, у меня тоже есть чем похвастаться – усмехнулся в ответ Вейцман.

Знакомство они продолжили в баре.

…После Синайской компании Эзер попросил египетского лётчика, возвращавшегося домой из плена, передать привет полковнику Афифи, а затем добавил: «У меня есть сведения, что египетский следователь пытал нашего пленного пилота. Я уверен, что полковник не в курсе». Спустя полгода американский дипломат, прибывший в Израиль из Египта, отыскал Вейцмана и не без удивления заявил ему: «Некто полковник Афифи просил передать вам одну весьма странную фразу: “Негодяй наказан”».

После возвращения в 1953 году, Вейцман был назначен командиром авиабазы Хацор, а с 1956 года возглавил авиабазу Рамат-Давид. Где-то в эти же годы он женился на Реуме Шварц, родившей ему двоих детей – сына Шауля и дочь Михаль. Старшая сестра Реумы – Рут была замужем за Моше Даяном, с которым у Эзера сложились дружеские, и даже родственные отношения.

На авиабазах, буквально с момента появления Вейцмана там, начинались кардинальные перемены, которые, после занятия им должности главкома, распространились на всё ВВС. К примеру, до этого лётчики во многом зависели от обслуживающего персонала. В случае ночных вылетов они оставались без завтрака и не имели возможности сдать в стирку пропотевшую форму. Но после, достаточно было командиру эскадрильи уведомить о том, что его парни будут летать ночью, в столовой оставляли дежурных, а прачечная принимала у лётчиков вещи в любое удобное для них время.

Немалое значение Вейцман придавал укреплению и поддержанию боевого духа своих пилотов. Он, естественно, понимал значение в этом плане традиций, но учитывая, что возраст израильских ВВС не насчитывал и десятка лет, таковых было немного. Поэтому Эзер использовал любую возможность принять участие в реальных боевых действиях. Последующий разбор полётов устраивался таким образом, чтобы это непременно вселяло в лётчиков боевой дух и чувство уверенности в собственных силах. Поощрялась всякая, направленная на это, инициатива командиров эскадрилий, будь то многочасовые полёты далеко за пределами маленького Израиля, или учебные стрельбы с применением боевых снарядов, максимально приближённые к реальным условиям.

Несмотря на жёсткую дисциплину, установленную им, служебные отношения Эзера с подчинёнными, в силу его общительного и весёлого характера, были ещё и чисто человеческими. Вейцман всегда заботился о пилотах, лично был знаком с каждым, знал их проблемы, которые по возможности, помогал решать. Он никого не наказывал без причины, а случалось, и прощал мелкие огрехи.

На базе Рамат-Давид был такой случай. Молодой лейтенант-срочник, студент «Техниона», опаздывал из увольнения. Авиабаза находилась далеко от центральных дорог, да и попутного транспорта в 50-е годы было не густо. Он уныло брёл по дороге и представлял встречу с дежурным, который запишет время его прибытия, а затем, естественно, передаст это начальству. Но случилось так, что на КПП оказался сам полковник Вейцман. От неожиданности, на вопрос о причине опоздания, студент ответил абсолютно честно, что ночевал у подружки и… проспал. Выслушав такое объяснение, полковник задал один единственный вопрос:

– Ты с ней переспал?

– Так точно, – опять же, совершенно неожиданно для себя, ответил студент.

– Молодец! Свободен. – Сурово оглядывая с ног до головы лейтенанта, произнёс Вейцман. – Но вот, если бы опоздал и не переспал, получил бы по полной.

В 1958 году Вейцман был назначен на должность главкома ВВС и получил звание генерал-майора. Казалось бы, любой человек в такой ситуации сделал бы всё возможное, чтобы оправдать доверие, но только не Вейцман. Ему необходимо было отметить вступление в должность громко, как минимум, воздушной победой. И он эту идею, буквально в тот же день, и претворил в жизнь, да так, что чуть этой должности не лишился.

Дело было в том, что после синайской компании 1956 года египетские самолёты уже не залетали на территорию Израиля и даже не приближались к его границам, их необходимо было на это спровоцировать. Что и сделали два истребителя из 101 эскадрильи – покружили на бреющем полёте над египетской базой Эль-Арише в Синае, и не спеша, взяли курс в сторону дома. Естественно, им вдогонку с авиабазы поднялись два египетских МиГа, после чего завязался бой, в котором один из МИГов был сбит. Всё, вроде бы, прошло по плану, единственное, в чём израильские пилоты ошиблись – он был сбит на египетской территории в 40 км от границы.

Для начала, Эзер получил взбучку от начальника Генштаба, а потом ещё попал на ковёр к Бен-Гуриону. Но вопреки ожиданиям, Старик рассудил философски, то есть решил, что ничего особо страшного не произошло, а публике такая новость как раз должна понравиться. И только после этого Вейцман вздохнул с облегчением.

Однако вскоре он снова удивил своё начальство. В один из дней обнаружилось, что штаб ВВС, от прочих армейских учреждений отделён забором, вход охраняли часовые, а над самим зданием штаба развевался флаг главкома ВВС. Но на этом Эзер тоже не остановился. Спустя некоторое время в каждой эскадрилье появился свой клуб с бильярдной, в котором организовывались вечеринки, встречи и прочие мероприятия. Эзер начал устраивать на авиабазах балы с привлечением известных артистов в сопровождении оркестра ВВС, а его присутствие на этих балах придавало им некий особый колорит. Чуть севернее Тель-Авива он выбил для личного состава участок земли под застройку жилья на льготных условиях, куда лётчики могли перебраться, уйдя в запас.

Став главкомом, Эзер по-прежнему знал лично каждого пилота. Как это было всегда, он окружал их вниманием и заботой, и когда говорил подчинённым, что они одна семья, это были не пустые слова. Одно его появление в частях вызывало у всех необычайный подъём и воодушевление.

Однако все эти, казалось бы, внешние действия, несли в себе определённую цель. Он создавал именно те ВВС, которые были нужны Израилю – маленькому государству, пребывающему в постоянном состоянии войны. Практически он продолжил то, что начал его предшественник Дан Толковский. Они, кстати, во многом были похожи – оба родились в Палестине и были большими её патриотами, оба начали летать ещё в детстве, а впоследствии стали лётчиками-истребителями. И в отличие от предыдущих главкомов, никогда не сидевших за штурвалом, прошли одну и ту же боевую школу – Вторую мировую и Войну за независимость. Они, практически, создали из израильских ВВС ту отборную боевую силу, которая сегодня является одной из лучших в мире.

Учитывая, что Израиль никогда не сможет превзойти противника в численности, Толковский изначально поставил акцент на превосходящем качестве машин и профессионализме пилотов. Он определил тактику «ведущий-ведомый», как самую оптимальную для израильских ВВС, а основную задачу пилотов – сделать всё, чтобы сбить противника в воздухе, либо поразить наземную цель, но вернуться живым и на исправном самолёте.

Для обеспечения наибольшего числа вылетов, он в корне перестроил систему наземного обслуживания. Между посадкой и взлётом самолёта на его проверку, заправку и вооружение наземной команде давалось не более 10 минут, в то время, как в США это занимало 20, а у египтян около трёх часов. И это именно он установил те, исключительно жёсткие стандарты отбора курсантов в лётные школы и высокие требования подготовки будущих пилотов. И всё это неоднократно оправдало себя во всех последующих войнах и конфликтах.

 Если Дан Толковский, основой основ израильских ВВС сделал их боеготовность, то Эзер Вейцман, службу в ВВС и всё прочее, что с этим связанно, превратил в образ жизни. Он создал из них некий закрытый элитный клуб, каждый член которого ощущал себя причастным к большому и крайне важному для страны делу. Вейцман всегда учил пилотов: «Умереть можно лишь за то, ради чего стоит жить. Но помните, что все ваши шансы выжить зависят только от вашего профессионализма». Да и сами пилоты не раз говорили, что его нововведения реально вселяли в них настойчивость и упорство, агрессию и чувство уверенности в своей правоте и силе.

Сбитый в день своего назначения египетский истребитель, он использовал, как веское основание для заявления, ставшего впоследствии его лозунгом: «Любой, кто попытается пролететь над моими авиабазами на высоте до 12.000 м, разобьётся о наш боевой дух». Но есть и ещё один, более известный его лозунг: «Лучшая линия обороны проходит в небе над Каиром». И этот лозунг, сказанный им ещё в пятидесятые, имел далеко идущие последствия. Эта его идея легла в основу для разработки концепции нанесения превентивного удара, которая сыграла решающую роль в исходе шестидневной войны.

Ещё в июне 1967 года он заявил, что израильские ВВС вполне способны разгромить египетскую авиацию за шесть часов. Немногие отнеслись к этому серьёзно, но после войны Вейцман уже с полным основанием и присущим ему юмором говорил, что в расчётах серьёзно ошибся, поскольку на это ушло даже меньше трёх.

Ещё одна идея, которая в израильской военной доктрине имела одну из далеко идущих перспектив, определив стратегию её ВВС на многие десятилетия. Опыт подсказывал Эзеру, что стране с такой маленькой территорией весьма затратно, да и нет необходимости, содержать авиацию с разными типами боевых самолетов, ей не нужны отдельно штурмовики, истребители или бомбардировщики. Здесь нужна была универсальная машина, которая могла соединить в себе все эти функции. В разговоре на эту тему с Бен-Гурионом, Эзер убедил его, что таким является «Мираж» – истребитель французской фирмы Дассо. Тем более, что самолёты этой фирмы, истребители «Мистэр IV» уже состояли на вооружении в Израиле с 1956 года и хорошо себя зарекомендовали.

С Францией на тот момент у Израиля были самые тёплые отношения и на вооружении ЦАХАЛА «Миражи» появились даже раньше, чем во французской армии. На испытаниях опытного образца Вейцман присутствовал лично. Несмотря на упорное сопротивление представителей фирмы, он настоял на том, чтобы летел на нём Дани Шапиро, израильский пилот, прошедший в Дассо курс обучения. В противном случае, он пригрозил отменить сделку, поскольку мнение о самолёте французских лётчиков его не интересовало. Фирма вынуждена была согласиться – им нужно было продать самолёт. После нескольких вылетов, Дани выдал Вейцману о машине исключительно положительные оценки, после чего он дал добро на закупку. Но при этом, поставил условие по поводу некоторых изменений в конструкции.

В то время только начали производить истребители для перехвата ядерных бомбардировщиков, и чтобы обеспечить максимальную скорость подъёма, на них ставили дополнительный двигатель. Израилю такие усовершенствования были ни к чему, поэтому Вейцман потребовал убрать с самолёта ракетный ускоритель, а установить вместо него дополнительные пушки и подвески для бомб. Французов это крайне удивило, но спорить они не стали – с израильтянами, как выяснилось, это было бесполезно.

В середине шестидесятых в соседних арабских странах появился на вооружении новый истребитель – советский МиГ-21. На тот момент, по своим параметрам, это была самая совершенная машина такого класса. Очередная война уже висела в воздухе, и Вейцмана наличие подобной техники у соседей крайне беспокоило.

Как-то завтракая в кафе со своим старым другом Амитом, который к тому времени уже был директором Моссада, Эзер, как бы невзначай, обратился к нему с не совсем обычной просьбой:

– Послушай Меир, ты должен достать мне МиГ-21.

В ответ Амит рассмеялся:

– Что значит достать? Как ты себе это представляешь – достать целый самолет, да ещё засекреченный?

– Не знаю, просто он мне очень нужен. Моим парням кровь из носу надо его получить и освоить.

Операция «Пеницилин», которую затем провел Моссад, была архисложной, и конечно, использовали в ней любые возможные средства и методы. В том числе психологическую обработку, которая, в конце концов, и сработала. В результате, 16 августа 1966 года МиГ-21 поднялся в воздух с аэродрома под Багдадом и спустя 25 минут успешно приземлился на израильской авиабазе Хацор. Вёл самолёт капитан иракских ВВС Мунир Редфа, и выглядело это, как его побег из тоталитарного Ирака в свободный мир. То есть, Израиль к этому не имел никакого отношения, просто оказался у него на пути. Ну а угон сверхсекретного самолёта? И для арабов и для советского руководства это был поистине кошмарный сон.

В Израиле испытания трофея начались в тот же день. За месяц на нём налетали более 100 часов, а результаты сказались уже в апреле шестьдесят седьмого, когда над Голанами израильские «Миражи» без потерь сбили шесть сирийских МиГ-ов. Через месяц самолёт передали для испытаний Соединённым Штатам, причём не бесплатно. Взамен они предложили Израилю отмену эмбарго и поставку новейших истребителей «Фантом F-4».

Покинув авиацию, Эзер не сразу снял форму. С 1966 года он служил в Генштабе, сначала начальником оперативного отдела, а с 69-го – заместителем начальника. Но узнав, что избранная в тот год на пост премьер-министра Голда Меир, поставила крест на его дальнейшей карьере, подал в отставку и ушёл в политику. Позже, он стал президентом с правыми взглядами, часть решений которого была крайне жёстко воспринята как мировым сообществом, так и собственным народом.

Период пребывания Эзера Вейцмана на посту президента был далеко не простым для Израиля. За это время сменилось четыре премьер-министра, со скандалами сносились и строились новые поселения, возникла Палестинская автономия, прошла вторая Ливанская война, из сектора Газа были выведены войска и там обосновался Хамаз. Эзер, как и обещал избирателям, встревал во всё, невзирая на лица, не оглядываясь на прессу, и в отличие от дяди, совал нос даже в детали происходящего.

Но, несмотря на это, его популярность только возрастала. Народу нравился такой эксцентричный и открытый президент. Многие звали его просто Эзер, как будто он был их соседом. Сам Вейцман говорил о своей должности, не без доли скепсиса: «Очень тяжело быть президентом целого народа, разве что ты предпочитаешь быть глухим, немым и предпочтительно слепым».

Конечно, учитывая его непростой характер и острый язык, хватало у него и противников. Но любопытно, что и для них Вейцман тоже был своим парнем. В марте 1998 года он был избран на второй срок. Сам Эзер, узнав результаты голосования, высказался по этому поводу: «Конечно, я испытываю радость. Однако не скажу, что я на седьмом небе».

Естественно, что глава государства всегда находится под пристальным вниманием прессы. В конце 1999 года в газетах появилась публикация журналиста Йоава Ицхака о крупных финансовых нарушениях, допущенных президентом. Йоав раскопал, что в 1988 году Вейцман дважды получал от французского бизнесмена Эдуарда Саруси солидные суммы, забыв об этом поставить в известность налоговые службы.

Началось расследование, но назначение этих поступлений так и не выяснилось, да и сам факт получения  денег остался неподтверждённым. Тем не менее, 11 июля 2000 года, как всегда не оставляя комментариев, Эзер подал в отставку. Он и здесь остался оригинальным, поскольку в истории Израиля он оказался единственным президентом, сложившим с себя полномочия до окончания срока.

Медиа

Прекрасным дополнением к статье станут видеогайды, а также скриншоты из игры и фотографии.

См. также

Ссылки


Семейство Spitfire
Mk I  Spitfire Mk.Ia
Mk II  Spitfire Mk.IIa · Spitfire Mk.IIa Venture I · Spitfire Mk.IIb
Mk V  Spitfire Mk.Vb · Spitfire Mk.Vb/trop · ▄Spitfire Mk VB Trop · Spitfire Mk.Vc · Spitfire Mk.Vc/trop
Mk IX  Spitfire F Mk.IX · Spitfire F Mk.IXc · Spitfire LF Mk IXC Янниса Плагиса · ▃Spitfire LF Mk.IXc · ▂Spitfire Mk.IXc
Spitfire LF Mk.IX · Spitfire Mk.IXc · Spitfire Mk.IX (CW) · Spitfire LF Mk.IX Вейцмана
Mk XVI  Spitfire F Mk.XVI
Mk XIV (Griffon)  Spitfire F Mk.XIVc · Spitfire F Mk.XIVe · Spitfire FR Mk XIVE Джеймса Прендергаста
Послевоенные (Griffon)  Spitfire F Mk.XVIIIe · Spitfire F Mk.22 · Spitfire F Mk.24
Seafire  Seafire LF Mk.III · ▄Seafire LF Mk.III · Seafire F.Mk.XVII · Seafire FR.47

Израильские истребители
Американские  P-51D-20-NA
Британские  Spitfire Mk.IXc · Spitfire Mk.IX (CW) · Spitfire LF Mk.IX Эзера Вейцмана
Немецкие  S-199

Израильские премиумные самолёты
IV ранг  Spitfire LF Mk.IX Эзера Вейцмана
V ранг  F-84F
VI ранг  A-4E
VII ранг  Kfir Canard