Schnellboot der Kriegsmarine - Малые воины большой войны

Материал из War Thunder Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Schnellboot der Kriegsmarine - Немецкие торпедные катера периода Второй мировой войны

Schnellboot в море

Немецкие торпедные катера периода Второй мировой войны получили названия, S-Boot (Schnell Boot) или E-Boat (Enemy Boat). Районы боевых действий шнелльботов: пролив Ла-Манш, Северное море, Балтийское море, а также Средиземное и Черное моря (куда их переправляли по рекам и наземным транспортом).


Как, может быть вы догадались, речь идёт о торпедных катерах. А именно о Schnellboot. Начнём из далека. Тема весьма специфична и среди таких творений морского дела как: "Бисмарк", "Гнейзенау" и "Шарнхост" какие-то "катера" с ними и рядом не стояли. Отбросим эти мысли и погрузимся с ними в их родную стихию, узнав их путь к войне и в войне.


Через четыре года после провозглашения Германской империи 23 июля 1875 года Fr. Lurssen основал в Бремене фирму, которая впоследствии стала известнейшей судостроительной верфью города Lurssen. Уже в 1890 году был построен первый скоростной катер.


К 1910 году со стапелей верфи сошло около 700 катеров которые показывали необычную для того времени скорость. В 1917 году на верфь «Fr. Lurssen Bootswerft» поступил заказ на изготовление первого морского катера для военно-морского флота. В этом же году он был спущен на воду и начал нести службу. После окончания первой мировой войны и поражение, которое привело к падению кайзеровского режима, перспективные разработки пришлось свернуть. Тем временем сверхдержавы начали гонку вооружений. Военные кораблестроение развивалось стремительными темпами, опережая все ранее составленные планы. Ограничение Вашингтонского договора и принятое в 1922 году соглашение разоружения дали возможность остановить гонку. После долгих и сложных переговоров была разработана система контроля ВМС стран участниц. Все принятые меры по ограничению флотов не касались надводных кораблей водоизмещением до 600 тонн. Их можно было разрабатывать и спускать на воду в любых количествах на свое собственное усмотрение. Ни Вашингтонский договор 1922 года ни Лондонская конференция 1930 года ни даже Версальское соглашение в отношении Германии не касалось кораблей водоизмещением до 600 тонн. В годы первой мировой войны, почему-то были полностью проигнорированы успехи торпедных катеров. Их роль недооценивалась большинством держав обладающих военно-морскими силами. Идея использования скоростных катеров для боевых действий в прибрежных водах была постепенно забыта. После заключения Версальского мирного договора до окончания войны в 1919 году в распоряжении германского императорского военно-морского флота осталось минимальное количество линкоров и крейсеров построенные на рубеже веков. Эти устаревшие военные корабли не были готовы к боевым действиям и даже несению боевой службы. Но именно им суждено было стать основой для нового флота Германии. Так хотели победители. Одержавшие победу державы зачастую вели себя вызывающе, принимая выгодные для себя решения. Несмотря не на что на немецком флоте удалось создать эффективную систему подготовки. Она превосходила все, которые были в распоряжении победителей. В 1925 году под руководством адмирала Фортлоттера снова началось строительство скоростных торпедных катеров. По началу эти работы тщательно скрывались. Первые попытки проводились на базе шести старых катеров, так как после окончания войны новые не строились. После модернизации и приведение их в состояние готовности начались систематические испытания. Затем была организована первая флотилия. Были проведены учения в 1925 году, целью которых было использования данного вооружения.В 1928 году к КБ «Fr. Lurssen Bootswerft» руководство вермахта начало проявлять интерес, где строились скоростные катера. И уже в 1929 году на верфи был построен первый торпедный катер после длительного перерыва. Инициатива принадлежала адмиралу Рёдеру. 7 июля 1930 года первый торпедный катер вошел в состав флота под кодовым значением UZ (S) 16 U-BOOT «Zerstorer», а 16 марта 1932 года катер получил новое обозначение «S1». Боевой корабль имел водоизмещение 40 тонн, вооружение два 533 мм торпедных аппарата и развивал скорость 32 узла. Теперь у этого класса кораблей появилось свое обозначение «Schnellboote S-type». S1

Германский флот позволил себе возможность построить максимальное количество боевых кораблей при этом не выходить за рамки ограничений договора. Строительство скоростных торпедных катеров никак не ограничивалось, но руководство военно-морского флота беспокоилось по поводу возможной реакции стран-победителей на появление и развитие нового класса боевых кораблей. Неудачный опыт в других областях только усиливал тревогу, поэтому разработки и испытания проводились в строжайшей секретности под видом гражданского кораблестроения. Существовала острая необходимость замены старых катеров новыми кораблями. Требовались скоростные торпедные катера. В 1932 году было построено еще четыре торпедных катера «S2», «S3», «S4», «S5». В 1933 году в составе германского флота появился торпедный катер «S6». До 1937 года они подчинялись командующему разведывательных подразделений.


С точки зрения боевого применения появление торпедных катеров стало решающим шагом вперед. Немецкий флот стал первым, где нашли применение мощные дизельные двигатели. Они позволили увеличить дальность плавания и увеличить скорость на ходу до 36 узлов при этом расход топлива уменьшился.

Schnellboot один из ранних образцов

В период с 1934 по 1935 годы в состав флота вошли еще семь торпедных катеров с обозначениями с «S7» по «S13». В июле 1935 года была организована первая флотилия торпедных катеров. Со временем поступили заказы на постройку торпедных катеров с «S14» по «S17». На легкие боевые корабли устанавливались по три дизельных двигателя мощностью 2000 л.с. каждый. Водоизмещение увеличилось до 92 тонн, а скорость уже составляла 39,8 узла. Все корабли поступили на вооружение первой флотилии торпедных катеров. Теперь соединение насчитывало двенадцать боеспособных военных кораблей. В период с 1936 по 1938 годы были разработаны тактико-технические условия их применения. За ними последовали новые параметры их вооружения. Торпедным катерам были определены районы с расстоянием до 700 миль, очерчивающие побережье западного побережья Германии вдоль Северного моря, а также участок Балтийского моря до островов. Со временем совершенствовались дизельные установки, благодаря которым торпедные катера могли развивать скорость до 45 узлов. На строительство торпедных катеров шли лучшие разработки промышленности. Быть командиром боевого катера, в распоряжении которого было смертоносное оружие и молниеносная скорость считалось престижным. Матросов для службы на катерах готовили на специальных курсах, которые включали механиков и штурманов. Торпедные катера имели задачи наступления и атаки, поэтому они вооружались соответствующим наступательным вооружением. Их функциями были нападения на большие корабли, проникновение в гавани и базы и нанесение ударов по находящимся там силам, проведение атак на торговые суда, следовавшие морскими трассами и рейды на расположенные вдоль побережья объекты. Наряду с этими задачами торпедные катера могли использоваться для ведения оборонительных действий - атака подводных лодок и сопровождение прибрежных конвоев, ведение разведки и операции по разминированию вражеских минных полей. Принимая во внимание небольшие размеры, высокую скорость и маневренность стало ясно, что торпедные катера обладали массой преимуществ перед другими классами боевых кораблей. Торпедный катер мог выйти, нанести торпедную атаку и скрыться в спокойном море. У них минимальная потребность в людях и снабжении. Торпедные катера превратились в грозное оружие. Стотонные торпедные катера с улучшенными мореходными качествами появились в 1940 году. Боевые корабли получили обозначение, начинавшееся с «S38». Они стали основным оружием немецкого флота во второй мировой войне. Они были вооружены двумя торпедными аппаратами и двумя четырьмя торпедам, а также двумя 30 мм зенитными орудиями. Максимальная скорость достигала 42 узла. Не оставляет сомнения, что в лице «шнелльбота» немецким конструкторам удалось создать отличный боевой корабль. Как ни странно, этому способствовал отказ от высоких скоростных показателей, и, как следствие, возможность оснастить катера дизельными двигателями.


Дизельный двигатель торпедного катера «S1»


Такое решение положительно сказалось на улучшении живучести «москитов». Ни один из них не погиб от случайного возгорания, что нередко происходило в английском и американском флотах. Увеличенное водоизмещение позволило сделать конструкцию катеров весьма устойчи­вой к боевым повреждениям. Скользящий таранный удар эсминца, подрыв на мине или попадание 2 — 3 снарядов калибра свыше 100-мм не приводили, как правило, к неизбежной гибели катера (например, 15 марта 1942 года S-105 пришел своим ходом в базу, получив около 80 пробоин от осколков, пуль и снарядов малокалиберных пушек), хотя часто «шнелльботы» приходилось уничтожать из-за условий тактической обстановки.

Еще одной особенностью, резко выделявшей «шнелльботы» из ряда торпедных катеров других стран, стала огромная по тем временам дальность плавания — до 800 — 900 миль 30-узловым ходом (М. Уитли в своей работе «Deutsche Seestreitkraefte 1939— 1945» называет даже большую цифру—870 миль 39-узловым ходом, во что, однако, трудно поверить). Фактически германское командование даже не могло ее полностью реализовать из-за большого риска использовать катера в светлое время суток, особенно со второй половины войны.

Значительный радиус действия, несвойственные катерам того времени вытянутые круглоскулые обводы и внушительные размеры, по мнению многих, ставили германские торпедные катера в один ряд с миноносцами. С этим можно согласиться с той лишь оговоркой, что все-таки «шнелльботы» оставались торпедными, а не торпедно-артиллерийскими кораблями. Спектр решаемых ими задач был намного уже, чем у миноносцев Второй мировой войны. Проводя аналогию с современной классификацией «ракетный катер» — «малый ракетный корабль», «шнелльботы» правильнее считать малыми торпедными кораблями.

Удачной оказалась и конструкция корпуса. Полубак со встроенными торпедными аппаратами улучшал мореходные качества — «шнелльботы» сохраняли возможность использовать оружие при волнении до 4 — 5 баллов, а малая высота борта и рубки весьма существенно уменьшали силуэт. В проведенных англичанами после войны сравнительных испытаниях германских и британских катеров выяснилось, что в ночных условиях «немец» визуально замечал противника раньше. Большие нарекания вызывало оружие самообороны — артиллерия. Не имея возможности строить параллельно с торпедными катерами их артиллерийские аналоги, как это делали англичане, немцы с конца 1941 года начали проигрывать «москитам» противника. Позднейшие попытки усилить огневую мощь «шнелльботов» до некоторой степени сократили это отставание, но полностью ликвидировать его не удалось. По части оснащения техническими средствами обнаружения германские катера также серьезно отставали от своих противников. За всю войну они так и не получили более-менее удовлетворительного малогабаритного радара. С появлением станции радиотехнической разведки «Наксос» немцы лишили врага преимущества внезапности, однако не решили проблему обнаружения целей.


Наряду со "шнелльботами" уделялось достаточно серьезное внимание и катерам типа R ("раумбот"). Задуманные первоначально как катерные тральщики, "раумботы" стали для немецкого флота поистине универсальными кораблями. Они действовали в прибрежных водах, сопровождая конвои, несли дозорную службу, применялись для траления и минных постановок, для борьбы с подводными лодками и даже для спасения летчиков со сбитых самолетов. Но мы не о них.


Технические хар-ки и типы Шнелльботов

  • Таблица о характеристиках на примере некоторых катеров.
Таблица ТТХ катеров


Мини Шнелльботы

Немецкий торпедный катер типа LS

Катера типа LS (Leicht-Schnellboot) были созданы с целью реализации гениальной идеи – перевозимые на больших кораблях катера. Предлагалось даже использовать подлодку Type III U-boat для перевозки двух таких, но не срослось. Небольшое количество их было размещено на вспомогательных крейсерах. Из 34 запланированных построили 15. Все были приписаны к 21 Bootsflotille.

Водоизмещение имели 13 тонн и длиной были 12,6 метров. Движки – два дизельных Daimler Benz MB507. Экипаж 7 человек. Вооружение - два торпедных аппарата и одна 2 см пушка. Правда некоторые использовались как минные заградители. KM – Boats Водоизмещением 18 тонн и длиной 15,6 метров. Движки – два бензиновых BMW разгоняли до 30 узлов. Вооружение – или два торпедных аппарата или 4 мины. Вспомогательное вооружение 7.92 пулемет. Всего было изготовлено 36 штук.

Немного о действиях в Ла-Манше

О немецких торпедных катерах мировая пресса впервые заговорила в конце мая 1940 года во время девятидневной эвакуации английских экспедиционных войск из Дюнкерка. Газеты и телеграфные агентства всего мира наперебой публиковали тогда сведения, передаваемые из Германии. 22 мая 1940 года. "Германские торпедные катера потопили в Ла-Манше неприятельский вспомогательный крейсер". 26 мая 1940 года. "У Остенде германские торпедные катера потопили английский эскадренный миноносец. У Гельдера германские торпедные катера потопили подводную лодку противника".

Таблица. Результаты действий Шнелльботов

3 июня 1940 года. "Английское морское министерство сообщает, что в операции у Дюнкерка участвовало 222 английских военных корабля и 665 мелких судов. Несмотря на действи подводных лодок и торпедных катеров противника, потери союзного флота были сравнительно незначительными. Кроме погибших в мае трех эскадренных миноносцев "Графтон", "Гренейд" и "Уэйкфул", были потоплены также эскадренные миноносцы "Базиликс", "Кейт" и "Хэвант". Из общего числа 170 небольших военных судов потеряно 24".


Через 20 лет после этих событий английский историк Д. Дивайн, проанализировав военную обстановку на основании документов противостоявших в Дюнкерке сил, установил, что потери союзников оказались очень большими. При эвакуации 338 226 человек один только английский флот потерял 226 из 693 кораблей и среди них 6 эсминцев, сторожевой корабль, 5 тральщиков и около 200 малых судов и катеров. Примерно такое же количество кораблей и судов получили серьезные повреждения. Выяснилось, однако, что участие немецких торпедных катеров, да и вообще всех германских военно-морских сил, в боях против англо-французского флота у Дюнкерка было гораздо менее значительным, чем можно было представить, опираясь на сообщения печати.

И действительно, в мае 1940 года события на сухопутном фронте в Северной Франции, Голландии и Бельгии развивались так стремительно, что выход немецких войск к Ла-Маншу и окружение английских экспедиционных войск в Дюнкерке застало немецких адмиралов врасплох. В военно-морских базах Германии в этот момент не оказалось кораблей, способных серьезно помешать снабжению окруженных английских войск, а затем их успешной эвакуации.

Немецкий торпедный катер S-204
Главная нагрузка в дюнкеркской операции легла на немецкую авиацию, которая не только бомбардировала и торпедировала корабли и суда союзников у причалов и в море, но даже взяла на себя постановку минных заграждений. Лишь 21 мая в южной части Северного моря появились две флотилии немецких торпедных катеров, переведенные из Норвегии...

Для эвакуации войск из Дюнкерка англичане разработали три маршрута через Ла-Манш - центральный, западный и восточный. С 28 мая английские и французские суда стали пользоваться последним маршрутом, крайняя точка которого - Куинтвисльский буй - находилась всего в часе хода от Остенде, где базировались переведенные из Норвегии немецкие торпедные катера. 29 мая в 00.45, когда эсминец "Уэйкфул" с войсками на борту огибал буй, наблюдатели заметили следы двух торпед. Одна из них прошла мимо, зато другая угодила прямо в середину корпуса. Эсминец переломился пополам, обе половины, став вертикально, ушли на дно в течение каких-нибудь 15 минут. Шедшие вместе с "Уэйкфулом" эсминец "Графтон" и тральщик "Лидд" спустили на воду шлюпки, которые начали подбирать тонущих. Через полчаса к ним присоединились дрифтер "Наутилус" и лоцмейстерское судно "Комфорт". В это время не замеченный в темноте немецкий катер выпустил торпеды в "Графтон" и, когда эсминец начал тонуть, "Комфорт" и "Наутилус", вспугнутые взрывами, стали на полном ходу удаляться с места событий. Приняв их за уходящие после атаки вражеские катера, "Лидд" и тонущий "Графтон" открыли по "Комфорту" огонь. Конец этой канонаде положила очередная вражеская торпеда, разнесшая "Комфорт" буквально на куски вместе с экипажем и людьми, спасенными с "Уэйкфула"


Результаты действий Шнелльботов

Вооружение

Торпедный катер S-100

Торпедные катера вооружались, в основном, пулемётами и автоматическими пушками, конечно не считая торпед. Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одного 20-мм автомата «Рейнметалл» С/30 в установке L/30, установленной на кормовой площадке, и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. На крупных катерах, начиная с S-38, появилось второе орудие в люковой турели на полубаке. Катера серии S-30 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого подтипа не модернизировалось. Относительно низкая скорострельность и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941—1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель С/38.

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами (MGB) заставили принять кардинальные меры по усилению вооружения торпедных катеров. Стандартная морская 37-мм полуавтоматическая пушка С/30 не годилась для этой цели из-за слишком низкой скорострельности (порядка 40 выстрелов в минуту). Единственной альтернативой были шведские 40-мм автоматы Bofors. К октябрю 1942 г. по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й получили вместо 20-милиметровки на юте по одному Bofor с боекомплектом 2000 выстрелов. В обшей сложности перевооружено было 14 «шнелльботов»: S-29, S-39, S-42, S-44 — S-46, S-51, S-81 — S-83, S-98, S-99, S-112, S-117. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование Кригсмарине воздержаться от более широкого распространения Bofors на катерах.

Другого пригодного для установки на торпедные катера вооружения у немцев просто не было. Перспективная 50-мм пушка Flak 41 весила более 3 тонн, специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовую огневую точку чаше всего оснащали спаренным 20-мм автоматом, изредка (например, на S-65) заменяемым счетверенным. Дополнительно оборудовалась огневая точка за рубкой, куда мог ставиться одноствольный или спаренный 20-мм автомат, спаренный или строенный 15-мм пулемет MG-151/15. Есть свидетельства применения на «шнелльботах» авиационных 20-мм пушек MG FF в импровизированных установках. Число пулеметов винтовочного калибра могло достигать восьми В начале 1944 года на вооружение наконец-то поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся катерах установили спаренные С/38. В конце 1944-го кормовая точка стала оборудоваться одноствольной 37-мм (модифицированной армейской Flak 36 или ее морским аналогом М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные установки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня RAG М42 для стрельбы зенитными ракетами (боекомплект — 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Все «шнелльботы» оборудовались двумя кормовыми бомбосбрасывателями с боекомплектом в шесть глубинных бомб WBF (масса — 139 кг). Помимо основной — противолодочной — функции, бомбы играли роль средства зашиты от преследователей — для этого их сбрасывали в кильватерную струю. Столь же важным являлось наличие канистр с дымообразующим средством (Nebelkannen) — первоначально двух, впоследствии же их число достигало восьми, причем наряду с немецкими использовались французского производства. Время работы одной канистры — 20 мин.

В отличие от глубинных бомб, мины не входили в штатное вооружение катеров, хотя опыты по их применению начались еще до войны. Первая боевая минная постановка состоялась в ночь на 11 июля 1940 г. в британских водах. Впоследствии минное оружие широко использовались торпедными катерами, а к концу войны по результативности даже вышло на первое место.

Торпеды

Торпеда G7a. Германский Морской музей в Вильхельмсхафене

Торпеды 40-х гг. были еще более совершенными, чем предвоенные. За годы войны скорость парогазовых торпед достигла 50—55 узлов; а дальность их хода возросла до 15—20 км. Одновременно увеличилось поражающее действие торпедного оружия, которое теперь несло исключительно мощный заряд взрывчатки (к концу войны до 500-600 кг в тротиловом эквиваленте). Для снаряжения торпед, наряду с тротилом, стали использовать вещества с более сильной восприимчивостью к детонации: тетрил, гексоген и другие. Наконец, возросло число режимов хода: многие торпеды военного времени имели три режима по дальности и скорости; итальянцам удалось создать даже шестирежимные образцы. Увеличение скорости и дальности действия происходило при сохранении прежнего калибра. Поэтому простое увеличение запаса топлива и емкости стального резервуара для окислителя (сжатого воздуха) не решало проблему. Габариты подводного снаряда уже достигли своего разумного предела. К примеру, на вооружении британского флота появилась 609-мм торпеда длиной 8,2-8,5 м и весом 2,2 тонны. Разработчикам торпедного оружия приходилось использовать более энергоемкое топливо либо более эффективные окислители. Так, в японской торпеде Тип “93” ( Известные как «Длинное копье». Самые мощные торпеды Второй мировой войны.) в качестве окислителя вместо воздуха использовался чистый кислород, а в экспериментальных немецких образцах — перекись водорода. Торпеды времен войны обладали новыми боевыми возможностями. Например, советская торпеда образца 1939 г. была укомплектована гироскопическим прибором МО-3, позволявшим производить плавную установку угла изменения курса (до 90° влево или вправо). Особой популярностью они пользовались у экипажей торпедных катеров. Дело в том, что гироскоп МО-3 обеспечивал новый способ стрельбы — “веером”. Если раньше атака завершалась после пуска одной торпеды (либо торпеды выпускали друг за другом через определенный промежуток времени), то с появлением МО-3 стала возможна залповая стрельба. При этом к цели одновременно, с небольшим углом растворения (около 1°), направлялись сразу несколько торпед. Разумеется, стрельба “веером” давала наилучшие результаты. Немцы часть своих торпед снабжали приборами маневрирования, с помощью которых самодвижущаяся мина могла настичь корабль, если тот пытался уклониться от прямого торпедного удара. Германские торпеды с извилистой траекторией оказались особенно хороши для атаки судов в конвоях, ходивших специальным противолодочным зигзагом. Помимо рассмотренных, существовал еще один способ повышения вероятности поражения цели: установка на торпеде акустической системы самонаведения. В 1943 г. германские подводные лодки получили торпеду T-V с первой в мире пассивной системой АСН, которая не реагировала на собственные шумы самодвижущейся мины. Т-V была рассчитана на поражение целей, движущихся со скоростью до 18 узлов. В эту категорию попадало подавляющее большинство боевых и транспортных кораблей союзников по антигитлеровской коалиции, т.к. экономическая скорость указанную величину никогда не превышала.

Торпеды на палубе

Правда, разработать средство защиты от АСН оказалось намного проще и быстрее, нежели саму эту систему. Уже в 1944 г. англичане приняли на вооружение “фоксер” — буксируемый кораблем прибор, который отвлекал на себя торпеду. “Приманкой” для нее являлось акустическое поле “фоксера”, более интенсивное, чем шум корабельных винтов. Но радость англичан за свои “фоксеры” продолжалась недолго — только до появления немецких телеуправляемых торпед “Лерхе” с системой корректировки курса по проводам. Пока парогазовая торпеда продолжала совершенствоваться, в Германии уже разрабатывали первые электрические торпеды. В отличие от парогазовых, они не оставляли следов в виде дорожки пузырьков на воде. Однако по скорости (не более 30 узлов) и дальности действия они заметно уступали парогазовым торпедам. Поэтому на катерах во время войны их не применяли — только на подводных лодках. Всего за годы Второй Мировой войны торпедами надводных кораблей, подводных лодок и самолетов-торпедоносцев было уничтожено 369 боевых кораблей, в том числе 3 линкора, 20 авианосцев, 27 крейсеров, более сотни эскортных и эскадренных миноносцев. Довольно много, если сопоставить потери флотов с их численностью, и слишком мало, если учесть, что общий расход боезапаса при этом превысил 30 тысяч торпед (в среднем 82 торпеды на один потопленный боевой корабль)

Несмотря на то, что торпедные катера Германия применяла вполне успешно и в первой мировой войне, новые реалии требовали серьезных доработок. Одной из основных задач, над которыми ломали голову немецкие инженеры была – как запускать эти чёртовы торпеды с большой скорости так чтобы они во-первых не детонировали а во-вторых поражали цель. Первый метод, ставший потом стандартом – BOW Launch – запуск из торпедного аппарата, расположенного на баке корабля. Носом торпеды вперед и с движением катера по направлению к цели. Логично. Второй метод – запуск с кормы, курсом на цель, направление носа торпеды по ходу корабля. Метод требовал резкого разворота на правый или левый борт с целью не словить собственные торпеды. Третий метод – запуск с кормы, курсом от цели, направление носа торпеды против хода корабля. Метод требовал разворота на 180 градусов при входе в зону дальности торпед и пуска торпед по направлению к цели с последующим быстрым удиранием с целью не получить по щам. Использовался в основном на очень маленьких шнелльботах.

На Шнелльботах использовались торпеды G7a.


Принцип действия Торпеда приводилась в движение собственным двигателем и удерживала заданный курс следования с помощью системы автономного наведения. Важным источником работы систем торпеды являлся резервуар со сжатым воздухом, который занимал около половины пространства внутри 7-метрового стального корпуса. Когда торпеду запускали, её прохождение через торпедный аппарат приводило в действие специальный переключатель и сжатый воздух из резервуара через небольшую трубу и регулятор давления подавался в камеру сгорания. Проходя по дополнительным трубкам, сжатый воздух включал и другие механические системы торпеды. Внутри камеры сгорания смесь сжатого воздуха и топлива из соседнего резервуара поджигалась воспламенителем ударного действия, похожим на свечу зажигания. Раскаленные газы от сгорания топлива превращали тонко распыленную в камере охлажденную воду в парогазовую смесь, приводившую в действие четырёхцилиндровый двигатель торпеды. Двигатель вращал два полых приводных вала, вставленных один в другой, приводивших в движение два гребных винта торпеды. Винты вращались в противоположных направлениях, чтобы избежать вращения торпеды вокруг продольной оси и она не сбилась с курса. Движение торпеды по нужному курсу обеспечивалось с помощью гироскопа, ротор которого также вращался сжатым воздухом со скоростью, соответствующей трём заданным скоростям движения торпеды в 30, 40 и 44 узла. Чувствительный к любому отклонению от заданного курса, гироскоп включал небольшой моторчик (серводвигатель), который изменял положение соответствующих рулей. Датчик глубины и его серводвигатель удерживали ход торпеды на требуемой глубине воздействием на рули погружения. Головная часть с боевым зарядом на первых торпедах типа G7a имела относительно простой контактный детонатор. Для защиты лодки от возможного преждевременного взрыва торпеды детонатор имел хитроумный механизм — маленький винт, вращаемый встречным потоком воды, приводил детонатор в боевое положение не раньше, чем торпеда удалялась от лодки на расстояние до 30 метров Торпеда имела следующие технические характеристики:

Длина — 7186 мм. Диаметр корпуса — 533 мм. Масса — 1528 кг. Скорость — имелись 3 скоростных режима — 30, 40 и 44 узла. Дальность хода — 12500 м на 30 узлах, 7500 м на 40 узлах, 5500 м на 44 узлах. Вес боевого зарядного отделения — 280 кг. Взрыватель — KHB Pi1 или KHB Pi1 8.43-8.44 Тип взрывателя — контактно-неконтактный

Флотилии торпедных катеров:

  • 1-я флотилия (1. Schnellbootflottille). Создана на Балтике, в 1939 участвовала в Польской кампании, в 1940 – в операции «Везерюбунг» (в составе боевой группы «Берген»). В 1940 переведена на Запад, а в 1941 – обратно на Балтику, к берегам Финляндии. В 1942—44 действовала в составе германских ВМС на Черном море, а в 1944 передислоцирована на Балтику. В сент. 1939 в состав флотилии входили Т. к. S-18 – S-23. Плавучие базы: «Циндао» (Tsingtau) и «Румыния» (Romania).

Командиры: капитан-лейтенант Курт Штурм (3.1938—11.1939); капитан-лейтенант Гейнц Бирнбахер (11.1939—8.1942); капитан 3-го ранга Георг Кристиансен (8. 1942—8.1943); капитан 3-го ранга Герман Бюхтинг (5.1943—5.1945).

  • 2-я флотилия (2. Schnellbootflottille). Создана на Северном море. В сент. 1939 в состав флотилии входили Т. к. S-10 – S-17. В 1940 участвовала в операции «Везерюбунг» (в составе боевой группы «Кристианзанд»). В 1940 переведена в южную часть Северного моря и в Ла-Манш. С 1941 действовала на Балтике, у берегов Финляндии. В 1942—45 в южной части Северного моря и Ла-Манше. Плавучая база «Танга» (Tanga).

Командиры: капитан 3-го ранга Рудольф Петерсен (8.1938—10.1941); капитан 3-го ранга Клаус Фельдт (10.1941—2. 1944); капитан 3-го ранга Герман Опденхофф (2.1944—3.1945); капитан-лейтенант Гуго Вендлер (3.1945—5.1945).

  • 3-я флотилия (3. schnellbootflottille). Создана 15.5.1940, действовала у берегов Нидерландов и Бельгии. В 1941 переведена в Виндаву (Восточная Балтика), а в конце того же года в Средиземное море. В 1943 включена в состав 1-й дивизии торпедных катеров.

Командир: капитан 3-го ранга Фридрих Кемнаде (5.1940—7.1943).

  • 4-яфлотилия (4. Schnellbootflottille). Создана 1.10.1940, действовала в Северном море и в Ла-Манше. С 1944 в бельгийской зоне канала (со штаб-квартирой в Роттердаме).

Командиры: капитан-лейтенант Нильс Бэтге (10.1940—3.1943); капитан 3-го ранга Вернер Лютцов (3.1943—10.1943); капитан-лейтенант Кауземан (10.1943—11. 1943); капитан 3-го ранга Курт Фиммен (11.1943—5.1945).

  • 5-я флотилия (5. Schnellbootflottille). Создана 15.7.1941 для действий в водах Финляндии. В 1941—44 действовала в Ла-Манше, а в 1944 была переведена в Хельсинки и в Ревель. В 1944 – 45 – в Свинемюнде, действовала в основном на Балтике, но часть катеров привлекалась для операций в Ла-Манше.

Командиры: капитан 3-го ранга Бернд Клуг (7.1941—6.1944); капитан-лейтенант Курт Йоханнсен (6.1944); капитан-лейтенант Герман Хольцапфель (7.1944—5.1945).

  • 6-яфлотилия (6. Schnellbootflottille). Создана 1.3.1941 в подчинении военно-морской станции «Нордзее». Действовала на Северном море и в районе Ла-Манша. В 1942 ненадолго переведена к берегам Норвегии, а затем возвращена на прежнее место дислокации. В 1944 действовала в финских водах, а затем вновь на Западе.

Командиры: капитан 3-го ранга Альбрехт Обермайер (3.1941—7.1944); капитан-лейтенант Йенс Матцен (7.1944—5.1945).

  • 7-яфлотилия (7. Schnellbootflottille). Создана 1.10.1941 в Свинемюнде, однако до апр. 1942 находилась на стадии формирования, а входившие в ее состав катера подчинялись командованию 5-й флотилии. С апр. 1942 дислоцировалась на Балтике, а затем в нояб. 1942 по европейским рекам переброшена на Средиземное море.

Командиры: капитан-лейтенант Бернд Клуг (10.1941—5.1942); капитан 3-го ранга Ганс Труммер (6.1942—5.1945).

  • 8-яфлотилия (8. Schnellbootflottille). Создана 1.11.1941 на Севере Норвегии в районе бухты Кола, предназначалась для действия против кораблей союзников в районе, прилегающем к Мурманску. 10.7. 1942 расформирована. Вторично создана 1.12.1942 для охраны норвежского побережья. В 1943 переведена в Северное море и Ла-Манш, а в 1945 – на Балтику.

Командиры: капитан-лейтенант Георг Штур Кристиансен (11.1941—7.1942); капитан 3-го ранга Феликс Цымалковски (12. 1942 – 5.1945).

  • 9-я флотилия (9. Schnellbootflottille). Создана 1.4.1943 на Северном море, действовала в районе Ла-Манша.

Командир: капитан 3-го ранга барон Гётц фон Мирбах (4.1943—5.1945).


Таблица 2. Результаты действий Шнелльботов
  • 10-яфлотилия (10. Schnellbootflottille). Создана в марте 1944, действовала на Северном море и в Ла-Манше.

Командиры: капитан-лейтенант Карл Мюллер (3.1944—9.1944); капитан-лейтенант Дитрих Блюдау (9.1944—5.1945).

  • 11-яфлотилия (11. Schnellbootflottille). Создана 20.5.1943 в Феодосии (Крым) из находившихся здесь итальянских противолодочных катеров. Состояла из 2 групп – обер-лейтенантов Вюлфинга (катера MAS-567, MAS-568, MAS-570, MAS-574) и Шая (MAS-566, MAS-569, MAS-575). В авг. – окт. 1943 катера были переданы в состав ВМС Румынии. 10.10.1943 флотилия была расформирована. Вновь создана в мае 1944 в Сасснице, а в июне 1944 переведена в Ла-Манш и подчинена командиру 5-й флотилии. В 3-й раз флотилия была создана в сент. 1944. Окончательно расформирована в апр. 1945.

Командиры: капитан-лейтенант Ганс Юрген Мейер (5.1943—10.1943); капитан-лейтенант барон Николай фон Штемпель (9.1944—4.1945).

  • 21-яфлотилия (21. Schnellbootflottille). Создана в сент. 1943 в Эккерн-фьорде. В начале 1944 переброшена в Эгейское море. Расформирована в окт. 1944.

В состав флотилии входили торпедные катера LS-6, LS-7, LS-8, LS-9, LS-10, LS-11.

Командиры: капитан-лейтенант Зигфрид Вупперман (9.1943—2.1944); капитан-лейтенант Людвиг Гразер (3.1944—10.1944).

  • 22-яфлотилия (22. Schnellbootflottille). Создана в дек. 1943 в Зурендорфе. В мае 1944 переброшена из Фидрихсхафена в Средиземное море, базировалась на Адриатике, но участия в боевых операциях не принимала. Расформирована в окт. 1944, катера переведены во Фриуме, использованы для формирования ВМС Хорватии.

В состав флотилии входили торпедные катера KS-17, KS-18, KS-20, KS-21, KS-23, KS-24, KS-31, KS-32.

Командиры: капитан-лейтенант Зигфрид Вупперман (12.1943—2.1944); капитан-лейтенант Фридрих Хюсиг (2.1944—10.1944).

  • 24-яфлотилия (24. Schnellbootflottille). Создана 1.11.1943 в Пирее из итальянских торпедных катеров, захваченных германскими войсками после капитуляции Италии. Действовала в Эгейском и Адриатическом морях. 13.10.1944 расформирована, а оставшиеся катера составили 3-ю группу 3-й флотилии торпедных катеров.

В состав флотилии входили: итальянские противолодочные катера MAS-525, MAS-549, MAS-551, MAS-522, MAS-553, MAS-554, югославские катера S-601 (бывший «Велебит»), S-602 («Динара»), S-603 («Триглай»), S-604 («Рудник»), S-60 («Ориен»), итальянские торпедные катера S-621, S-622, S-623, S-624, S-625, S-626, S-627, S-628, S-629, S-630.

Командир: капитан-лейтенант Ганс Юрген Мейер (11.1943—10.1944).

  • Учебная флотилия (Schnellboot-Schulflottille). Создана в июле 1942 в Свинемюнде. 1.11.1943 преобразована в учебную дивизию.

Командир: капитан 3-го ранга Герман Опденхофф (8.1942—10.1943).

  • Учебная дивизия (Schnellbootlehrdivision). Сформирована 1.11.1943 на базе учебной флотилии. Части дивизии размещались в Свинемюнде, а затем в Свендборге (Дания). Состояла из 2 отделов из 3 учебных флотилий (см. ниже).

Командиры дивизии: капитан 2-го ранга Герман Опденхофф (11.1943—2.1944); капитан-лейтенант Клаус Фельдт (2.1944—5.1945).

  • 1-я учебная флотилия (1. Schnellboot-Schulflottille). Создана 1.11.1943. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Адольф Людеритц» (Adolf Lüderitz). Дислоцировалась в Норвегии и в Восточной Балтике.

Командир: капитан-лейтенант Фридрих Вильгельм Вильке (11.1943—5.1945).

  • 2-я учебная флотилия (2. schnellboot-schulflottille). Создана в апр. 1944. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Циндао» (Tsingtau). Дислоцировалась в Норвегии и в Восточной Балтике.

Командир: капитан-лейтенант Ганс Гельмут Клозе (4.1944—5.1945).

  • 3-я учебная флотилия (3. schnellboot-schulflottille). Создана в июне 1944. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Карл Петерс» (Carl Peters). Дислоцировалась на Балтике, на побережье Курляндии.

Командиры: капитан-лейтенант Клаус Дитрих Симс (6.1944—12.1944), капитан-лейтенант Ганс Детлефсен (12.1944—5.1945).

Нагрудный знак для торпедных катеров

Нагрудный знак

Учрежден 30 мая 1941 года. Нагрудным знаком награждались офицеры и матросы военно-морского флота, служившие на торпедных и быстроходных катерах. Награждение производилось за участие в не менее чем 12 операциях против вражеских кораблей, проявленное мужество, высокий профессионализм или ранение, полученное во время боевых действий. Нагрудный знак вручался на протяжении Второй мировой войны. Всего было произведено около 1900 награждений. Первый вариант утвердили в мае 1941 года. Второй — во второй половине января 1943 года (так как на первом варианте был изображён торпедный катер устаревшей модели). Также был изготовлен знак, инкрустированный 9-ю бриллиантами. Известно 8 случаев вручения последнего варианта награды. Все они были вручены командирам быстроходных катеров, удостоенных ранее таких наград, как Рыцарский крест с дубовыми листьями.

Данный нагрудный знак носился с левой стороны сразу под Железным крестом 1-го класса или аналогичной ему наградой.

Послесловие

Таким образом, несмотря на определенные недостатки, в целом германские торпедные катера не только соответствовали предъявляемым требованиям, но и по праву считались одними из лучших представителей своего класса времен Второй мировой войны. В войне торпедные катера потопили корабли противника общим водоизмещением почти 1000000 тонн. Их оружием были мины и торпеды. Шнелльботы потопили 109 транспортов (общим водоизмещением 232 809 т), а также 11 эсминцев, 22 траулера, подводную лодку, 12 десантных кораблей и ряд судов других классов. (Прим. В разных источниках цифры разнятся.) В боевых действиях участвовало 220 катеров, составляющие семь флотилий. 149 (Др. источник 112) торпедных катеров были затоплены противником или экипажами. «Морские ассы» так называли немецкие торпедные катера за изображения тузов на тактических символах. Они действовали храбро, не безрассудно и не принося бессмысленных жертв. Британский историк Питер Смит, известный своими исследованиями боевых действий в Ла-Манше и южной части Северного моря, написал о шнелльботах, что "к концу войны они оставались единственной силой, не подчинившейся британскому господству на море". Последние недели войны торпедные катера принимали участие в организованной эвакуации, которая была главной задачей флота на тот период. Она заключалась в доставке домой беженцев. За один рейс торпедный катер мог перевезти до 110 пассажиров. В последние дни войны катера спасли около 15000 человек на Балтийском море. Их последним заданием стало не уничтожение, а спасение человеческих жизней.

Сдача британским войскам, Портсмут 1945


Послевоенная жизнь "шнелльботов" была весьма непродолжительной. Их примерно поровну поделили между державами-победительницами. Подавляющее большинство из 32 "шнелльботов", доставшихся Великобритании, было сдано на слом либо затоплено в Северном море в течение двух лет после окончания войны. Расчетливые американцы выставили 26 своих катеров на продажу, и даже сумели извлечь из этого выгоду, «сплавив» их флотам Норвегии и Дании. Полученные СССР по репарациям "шнелльботы" (29 единиц) совсем недолго находились в боевом составе ВМФ — сказалось отсутствие запасных частей, да и сами корпуса были сильно изношены; 12 из них попали в КБФ, где прослужили до февраля 1948 года. Остальные перешли на Север, где 8 катеров были списаны, не пробыв в строю и года. Продлить жизнь остальных до июня 1952 года удалось, использовав механизмы с исключенных "шнелльботов". Экономные датчане дотянули эксплуатацию своих трофеев до 1966 года. Часть катеров они перекупили у Норвегии; всего их в датском флоте насчитывалось 19 единиц.

S-130 после реставрации. 10 марта 2008г

Во флоте ФРГ осталось лишь два "шнелльбота" — бывшие S-116 и S-130. Они использовались в качестве опытовых судов, S-130 исключен 13 января 1991 и 11 марта 1991 продан фирме "Postma" в Нордерштедте, в 1993 установлен в музее Вильгельмсхафена, в 2003 переведен в музей "British Military Powerboats Trust" в Саутгемптон.

До наших дней не дожил бывшиий S-116, единственными экспонатами, были два дизеля МВ-501, снятые с S-116 и находившиеся в Техническом музее в Мюнхене. Но они погибли во время пожара в апреле 1983 года.


Небольшое волнение на море, то скрывает, то показывает небольшой объект в дали. Морось липкими каплями оседает на окулярах, а тёмные волны шумно бьются о корпус. Пасмурная погода портит видимость и так мрачного вечера.

"Кит" - подумал он, даже скорее надеялся.

Это была последняя мысль юного моряка, взрыв оглушил мрачную тишину. Эсминец разорвало пополам, обе половины накренившись вертикально к небу, пошли ко дну, словно протягивая руки к небу и моля о помощи. Наконец судно скрылось под водой, обретя вечный покой.

Опустив бинокль, капитан отдаёт приказ возвращаться. И небольшое, приземистое судно, быстро покидает место уже былой трагедии...

Фото, иллюстрации

Источники